Я твой/ Я твоя.
Я не мой/ Я не моя

Автор: Валерий Плотницкий

В какую только глупость не поверит человек, и все для того, чтобы насытить свою потребность в уязвимости, зависимости.

Человек способен поверить порой в то, что участи, чем умереть за бога; верно служить своему господину: принадлежать кому-то, например, любимому человеку – нет почётнее, престижнее на свете.

Какой человек, если он в конец не загнан, «прошит», захочет принадлежать, быть спутником, лакеем, оруженосцем, первым заместителем – человеком, служащим интересам не своим собственным, а интересам другого?

Вряд ли обстоятельства, в которых человек произносит вожделенное, громкое «я твой/я твоя», включает в себя осознование и понимание этого вожделенного «я твой/я твоя». Вряд ли человек, произносящий эту фразу, понимает смысловую нагрузку этой фразы.

Высказывание «я твой/я твоя», кажется, не имеет отношения к конкретному временному промежутку. Фраза, кажется, распространяется на период, начинающийся с момента проговаривания другому человеку и заканчивающийся последним вздохом озвучивающего.

Высказывание «я твой/я твоя», кажется, включает в себя принятие человека объекта служения любым, каким бы он не был.

Высказывание «я твой/я твоя», кажется, включает себя принятие человека объекта служения любым, каким бы он не стал.

Фраза «я твой/я твоя», кажется, не включает в себя понимание того, что человеческие вкусы и взгляды имеют свойства меняться со временем, и эти изменения лежат не в плоскости «я выбираю». Что нравится нам сегодня – не всегда нравится нам завтра.

Фраза «я твой/я твоя», кажется, не включает в себя понимание того, что в рамках своего жизненного пути человек, произносящий эту фразу сегодня, завтра может встретить более подходящего человека – объекта служения.

Человек, произносящий фразу «я твой/я твоя», не всегда, думаю, задумывается о том, что он мог элементарно ошибиться в выборе объекта служения. Человек произносящий, кажется, не всегда допускает того, что он мог ошибиться.

Фраза «я твой/я твоя», кажется, не всегда включает в себя допущение того, что однажды человек, произносящий данную фразу, может перестать хотеть служить другому и выбрать объектом служения самого себя.

Откуда у среднего человека столько желания служить кому-то другому? – Его так учили. Ему вверили, что в этом есть что-то хорошее, скорее даже ему вверили, что это является единственно хорошим.

Ладно, как говорится, жизнь человека принадлежит самому человеку – пусть проживает и распоряжается ей так, как ему одному угодно, уважаемый читатель. Его дело! – Но.

Но когда кто-то человеку вверяет себя, когда кто-то озвучивает непосредственно другому человеку недвусмысленное «я твой/я твоя», как можно этому радоваться, как можно этого желать, как можно относиться к этому спокойно?

Как можно желать того, чтобы какой-то бедолага стал принадлежать другому человеку?

Как можно желать того, чтобы кто-то принадлежал кому-то, но не себе, пусть даже владельцем, выгодоприобретателем является другой человек?

Как можно этого желать, как можно этому радоваться искренне, при этом искренне веруя, что происходит что-то хорошее?

Как можно радоваться тому, испытывая еще якобы «любовь» к человеку, утверждающему о том, что жизнь человека с момента признания, озвучивания принадлежит другому?

Как можно называть идеалами, любовью, уважением к ближнему своему то, что связанно с уничижением себя, принижением себя – отказом от себя «в пользу» другого?

А разве это самое «я твоя/я твой» не про это? Это про то, что человек, с момента проговаривания «задвигает» себя, как минимум, на второй план.
Как можно радоваться, не замечать ничего странного, что человек, рождённый свободным, добровольно, по собственной воле даёт присягу на служение другому, интересам другого?

Человек, опираясь на свою уязвимость и зависимость, только и норовит, кажется, кому-то служить, кому-то или чему-то себя посвящать.
Кому угодно, но только не самому себе.

И это, кстати, скорее, всегда чревато.
В отношениях, если Вы совсем не пришибленный капуцин, вряд ли через какое-то время, Вы и/или Ваша «половинка» не начнёте спрашивать с себя в недовольной манере, а на то ли Вы согласились, стоило ли оно того, стоило ли отказываться от себя.

Фраза «я твой/я твоя» подразумевает то, что человек отдаёт самое дорогое, что имеет – себя.

А люди редко жертвуют ценным просто так. Люди просто так собой не жертвуют.

Человек, произносящий данную фразу «я твой/я твоя» обычно, кажется, не всегда подразумевает, что это служение другому может не дать ему желаемого.

Более того, человек, произносящий «я твой/я твоя», кажется, обычно искренне уверен в том, что это служение ему даст желаемое, человеку, произносящему «я твой/я твоя», эта выгода кажется очевидной. Ему словно известны будущие последствия. И это вряд ли можно назвать интеллектуальной позицией – быть уверенным в чем-то, не зная, как в итоге получится, случится.

К тому же, уважаемый читатель, человек то, скорее, тварь жадная, желающая получать прибыль с инвестиций, еще и с хорошим процентом.

И чем выше вложения, тем больше и выше ожидания и желаемые проценты человека от сделки.

А когда человек жертвует тем, что является в большей, чем что-либо степени ему принадлежащим, когда человек жертвует собой, он рассчитывает получить только самую высокую из возможных прибылей.

И рано или поздно, так обычно выходит, человек перестаёт получать желаемое.

Какое служение, какие отношения становятся лучше с течением времени? И человек, конечно, начинает с течением времени сомневаться в сделке, его служение меняет свою форму в сторонууменьшения этого самого служения. Человек обычно злится на себя и злится на человека, которому служит, злится на человека объекта служения.

Добром это не заканчивается.

Выгод нет, а служить-то необходимо. Необходимо нести ответственность за свои слова. Бывает так, уважаемый читатель, что если у человека есть убеждение о том, что за слова нужно нести ответственность, он так и будет служить до конца. Служить и плакать условно.
Человек, любящий себя, скорее, вряд ли будет добровольно и осознаваемо служить другим: человеку, чужой идее, чужой мечте. Может и будет, конечно, но где он найдёт что-то достойное?

Человек, любящий себя, вряд ли будет спокойно относиться к тому, что другой выбирает кого-то или что-то, но не самого себя.
«Счастье» человека лежит, скорее, в плоскости «принадлежать себе».

И в эти отношения, в эти служения вступая, он, конечно, скорее, думает только о своих выгодах. Но понимание и признание этого у среднего обычно отсутствует. А если и понимание того, что человек все же думает только о своей заднице у человека имеется, он, человек, обычно это понимание признавать не хочет. Он видит в этом что-то плохое. И преподносит не самую лучшую форму эгоизма как что-то хорошее. И для себя преподносит, и для другого, других. В подобном обмане человек обычно и путается. Он сам со временем начинает верить во все эти чудеса, которыми наделил это служение. Человек наделил чудесами своё служение, человека объекта служения, выгоды сделал чудесными. НО.

Чудесам редко, уважаемый читатель, суждено происходить.
Нет чудес, но есть обычно разочарование.

Фраза «я твой/я твоя» очень неосторожная. В первую очередь для человека её озвучивающего. «Я твой/я твоя» чревато обманом, разочарованием, ограничиванием, «флажкованием» себя. Фраза «я твой/я твоя» обычно представляет собой ношу, груз, который человек имел неосторожность взвалить на себя по собственной воле, движимой непониманием.

Фраза создаёт давление. Человек создаёт сказку, он создаёт эмоции, и они его заряжают, он создаёт чувства. А какие эмоции испытывает человек, обретающий своего «великого» покровителя? А если эта идея с покровительством сыпаться начинает сквозь течение времени, становится больно. Издержек очень много, издержек и риска, ни на чем не базирующихся.
Автор: Плотницкий В.В.
Мы целенаправленно не используем функцию защиты от копирования в первую очередь - для Вас!
Пожалуйста, осуществляя полное или частичное копирование представленных материалов оставляйте ссылку на первоисточник".

С уважением,
команда Валерия Плотницкого